Гарри Поттер, Рон Уизли и Гермиона Грейнджер.

Хагрид дружит с Роном, Гарри и Гермионой. Правда, он ещё и шепнул пару слов Гарри Поттеру, чтобы он тоже глянул на таких «красавцев». Особую теплоту он питает к Гарри Поттеру и его друзьям, и всегда был рад видеть их у себя в гостях. И именно он везет настоящего Гарри во время операции «Семь Поттеров». К моменту ухода профессора Кеттлберна на пенсию Рубеус Хагрид полностью реабилитирован в глазах магического сообщества (это заслуга Гарри и его друзей).


Олимпия Максим (англ. Olympe Maxime; чаще именуемая «мадам Максим») — директор Академии магии Шармбатон. У неё «красивое лицо с оливковой кожей, тёмные волоокие глаза и крупный орлиный нос, блестящие волосы собраны в пучок на шее». В первый свой приезд в Хогвартс она была «с ног до головы закутана в чёрную атласную мантию, на шее и толстых пальцах поблескивали превосходные опалы».

В октябре 1994 года мадам Максим вместе со студентами своей школы приезжает в Хогвартс на Турнир Трёх Волшебников. Там она знакомится с полувеликаном Рубеусом Хагридом. Хагрид, который раньше почти не встречал других полувеликанов, проникается к Олимпии очень тёплыми чувствами.

Ну, и заодно — имел время подготовиться к тому, что его ожидает. Когда же он спрашивает, кто из родителей Олимпии был великаном, мадам Максим в страхе открещивается от такого родства, говорит, что «просто широка в кости», прекращая всякие отношения с Хагридом.

Остаются за кадром дальнейшие отношения этих двоих, но, похоже, мадам Максим и Хагрид всё же помирились. В этом походе Олимпия показала себя настоящей грозной волшебницей! Олимпия Максим пользуется огромным авторитетом у своих учеников. Их уважение граничит с почитанием: в Шармбатоне принято приветствовать директора стоя и не садиться раньше неё. Причём, этот жест явно добровольный со стороны студентов.

И Дамблдор обходится с Олимпией как истинный джентельмен, высоко ценя её заботу о своих учениках. А в 1995 году он даже попросил её вместе с Рубеусом Хагридом отправиться на поиски великанов для предложения им союза с Орденом Феникса. С самой первой встречи Хагрид испытывал симпатию к мадам Максим. Они оба являются полувеликанами, и это им обоим доставляло немало проблем в обществе.

Вскоре в Хогвартсе проходит традиционный для Турнира Святочный бал, во время которого Хагрид решился рассказать Олимпии о своей матери-великанше. Предчувствуя, какой вопрос будет задан дальше, мадам Максим хотела уйти от разговора, но Хагрид намёков не понял. Они поссорились. Отзвуки волны возмущения читателей, которая обрушилась на Хагрида, дошла, видимо, и до мадам Максим.

Однако позже они помирились, и летом 1995 года вместе отправляются на переговоры с великанами. Мадам Максим скрывает факт, что среди её предков были великаны, утверждая, что «просто широка в кости». И, в общем-то, она поступает правильно. В магическом сообществе великаны пользуются дурной славой, а Олимпия дорожит и своей репутацией, и репутацией своей Академии.

Но это не так. Если Хагрид с кем-либо подружится, то более преданного друга вы не найдёте. Также Хагрид не честолюбив и не пытается нажить себе врагов. Он работает лесничим и его это вполне устраивает. Даже после того, как его восстановили в правах на использование магии, а Дамблдор принял его на должность профессора по уходу за магическими существами, жизнь Хагрида не слишком изменилась.

Ни сомнения Гарри и Рона, ни резонные доводы Гермионы не могли заставить Хагрида отказаться от радости выращивать у себя в хижине живого дракона. Возможно, это является одной из причин, по которым Хагрид так привязан к Поттеру — они оба выросли без родителей. Вместе с делегацией академии Шармбатон приезжает и её директор, Олимпия Максим.