Золото для партии. Тайна Рашидовских миллионов.

В мае 1989 года Прокуратура СССР возбудила уголовное дело по обвинению Т. Х. Гдляна и Н. В. Иванова в нарушениях законности при проведении расследований в Узбекистане. Но кто же на самом деле в могиле? Эти деньги раздавались в виде взяток снизу доверху.


Всего было возбуждено 800 уголовных дел, по которым было осуждено на различные сроки лишения свободы свыше 4 тыс. человек. В начале января 1983 года Андропов сделал Рашидову устный выговор, фактически означавший предложение о добровольной отставке.

Золото для партии. Тайна Рашидовских миллионов.

В начале апреля 1983 года такая комиссия была создана, её работу возглавили Т. Х. Гдлян и Н. В. Иванов. Его похоронили в самом центре Ташкента, недалеко от Дворца пионеров. После серии арестов, произведённых в начале 1984 года, в июне расследование поручили В. И. Калиниченко. На Пленуме все выступавшие, которые ещё недавно клялись в верности памяти Рашидова, разоблачали его как деспота, коррупционера, взяточника, нанёсшего непоправимый ущерб узбекскому народу.

Самым высокопоставленным фигурантом дела стал первый секретарь ЦК КП Узбекистана Инамжон Усманходжаев, который в 1989 году был приговорен к 12 годам лишения свободы

Первым секретарём ЦК КП Узбекистана был избран И. Б. Усманходжаев. Срочно была создана специальная бригада следователей, в которую в основном входили Следователи по особо важным делам при Прокурорах Союзных или Автономных Республик или Областей. Гдлян упрекал группу в саботаже, возник конфликт и по многим другим вопросам понимания уголовно-процессуального порядка и законности.

Насколько известно, проверяющая бригада надзирающих прокуроров ставило в пример работу этой группы. Аналогичная комиссия была создана и при Президиуме Верховного Совета СССР. Обе комиссии пришли к выводу, что в деятельности следственной группы, расследовавшей «Узбекское дело», были допущены «нарушения социалистической законности».

I Съезд в июне 1989 г. решил создать Комиссию для проверки материалов, связанных с деятельностью следственной группы Прокуратуры Союза ССР, возглавляемой Т. Х. Гдляном. 3. Отклонить представление Генерального прокурора СССР о даче согласия на привлечение к уголовной ответственности народных депутатов СССР Т. Х. Гдляна и Н. В. Иванова.

Ну, в общем, приписка, обман, очковтирательство. В 83-м Андропов звонит Рашидову: «Шараф, 3 миллиона тонн будет?» — «Будет, Юрий Владимирович». Знают же, что хлопка нет. За три последующих дня на машине он объехал пол-Узбекистана — нет хлопка в республике. А вернулся в Ташкент, опять звонок Андропова: «Шараф, ну что, будет хлопок? Где те тысячи, десятки тысяч, которые присваиваются Гдляну и Иванову?

Например, аферы с хлопком в Узбекистане продолжались много лет и центральная власть это долго терпела

Каракозов и Гдлян не скрывали, что судить будут не меня, что это будет процесс над бывшим Генеральным секретарём ЦК КПСС, над его памятью. Вот этому и было всё подчинено. Против Иванова и Гдляна их оппоненты действовали теми же методами политического шантажа, которые с таким громким успехом применяли и сами следователи.

По мнению В. Разина именно «Хлопковое дело» дало толчок к появлению в советской литературе сюжетов связанных с мафией. В 1989 году роман был экранизирован, в советском кинопрокате картина вышла в сокращённом варианте под названием «Кодекс молчания». 12Владимир Калиниченко, бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР: «Всесильный министр внутренних дел СССР Щёлоков принял решение о моём физическом устранении.

А в числе методов, которые использовались преступниками, назывались хищения с использованием выписок приемщиками хлопка фиктивных квитанций колхозам. Прошло 35 лет. И только с приходом к власти Юрия Андропова, наконец, появилась политическая воля к распутыванию мафиозной паутины, которая в то время накрыла весь Узбекистан.

В 1984 году Черненко дал согласие на арест Первого секретаря Бухарского обкома партии Каримова. Молочные бидоны, доверху набитые ювелирными изделиями, асбестовые трубы с упакованными в них золотыми монетами, банки из-под кофе с кольцами и ожерельями».

Но самое страшное, что система повального мздоимства экспортировалась из Узбекистана в Россию. В Россию под видом хлопка направлялись его отходы – линт и улюк, а то и просто пустые вагоны. В 1984 году руководство по расследованию «хлопкового дела» было поручено другому «важняку» из Генеральной прокуратуры СССР Владимиру Калиниченко. За мифическое сырье из госбюджета – то есть из наших общих, всех граждан Советского Союза денег – были выплачены три миллиарда рублей.

Часть денег перепадала в Москву. Они же просто презирали вас как законченных мразей, которым достаточно налить бутылку водки, грубо говоря, накрыть стол в кабаке». Однако все оказалось в действительности не так оптимистично. А еще раньше в СССР главных борцов с коррупцией Тельмана Гдляна и Николая Иванова сделали «врагами народа».

И Прокуратура СССР направила в Бухару для расследования следователя Гдляна

Спасло Гдляна и Иванова только то, что к тому времени они были избраны народными депутатами СССР. Однако из прокуратуры их с треском уволили. Теперь взятки в Москве давно перекрыли узбекские масштабы.

Подгруппы были в каждом областном центре Узбекистана, в Ташкенте и в Москве

В 1986 году Советский Союз жил в предчувствии перемен. Каков был механизм колоссальной махинации, ускорившей развал СССР? Кто раскрыл эти аферы? Об этом будет рассказано в документальной картине Ирины Черновой. СССР) Президент Узбекистана И. Каримов помиловал всех осуждённых по «узбекскому делу», отбывавших наказание на территории республики.

При этом в среднем из 8 млн. тонн хлопка, официально производимых в СССР ежегодно, по одному миллиону давали Туркмения и Таджикистан и немного Азербайджан. И тогда в ответ пошли «приписки» – доклады по всё более высоким цифрам сбора хлопка.

Деньги, полученные по фиктивным табелям за хлопок, которого нет, в основном уходят руководству хлопкозавода. Но хлопкозаводу тоже нужно скрыть что хлопка у него нет, и деньги несутся уже в отрасль по переработке хлопка-сырца в сырье для легкой промышленности.

Лучинский: Дело, расследовавшееся нашей группой, никогда не было «хлопковым». А на деле — не поставлял и половины. По материалам дела прослеживалась система в поведении чиновников-мздоимцев. На пресс-конференции в Прокуратуре СССР следственной группой, ведущей расследование дела о должностной мафии в Узбекской ССР, были продемонстрированы ценности, изъятые у преступников, бравших взятки.